Гуаньинь

…Ее обиталище — гора Тян Шань,
Она живет в Южном океане.
Она спасает всех страждущих, когда их крики доносятся до Нее.
Она никогда не оставляет без ответа тех, кто молится Ей,
Вечно божественная и удивительная.  
                                                                     

( роман «Путешествие на запад»  Артур Уоллей,  XVI век)

Если Дева Мария — защитница всех христиан, то  к  Гуаньинь, богине — защитнице от всех напастей, обращаются буддисты. Богиня милосердия и сострадания уникальна в небесной иерархии именно тем ,что Она настолько свободна от гордости и мстительности, что неохотно наказывает даже тех, кому суровый  урок пошел бы на пользу. Те люди, которые могли бы быть приговорены к ужасным наказаниям в других системах, могут обрести второе рождение и обновление, всего лишь взывая к Ее благосклонности с полнейшей и абсолютной искренностью.

Алтари, посвященные этой Матери, можно встретить в храмах, домах и придорожных капищах по всюду на Востоке, а молитвы к ее Присутствию и ее Пламени не сходят с уст верующих, ищущих ее водительства и помощи во всех сферах жизни.

Имя Гуаньи, означает «та, что внимательно смотрит, наблюдает или слушает звуки мира». По легенде, Гуаньинь готова была взойти на небеса, но остановилась на пороге, так как мольбы мира донеслись до её ушей. Считается, что Гуаньинь — женская форма Авалокитешвары (санскрит), бодхисаттвы сострадания в индийском буддизме, поклонение которой было введено в Китае в III веке.

Гуаньинь — одно из наиболее всемирно любимых Божеств в буддийской традиции, самое популярное и распространенное Божество в Китае. Также известная как Гуань Йинь, Куань’Ам (Вьетнам), Канон (Япония) и Канин (Бали). Она — воплощение сострадательной любящей доброты. Она как женщина стоит особняком в буддийском пантеизме (почти что одна) и представляет женские качества в религиозных верованиях. Она игнорируется большинством ученых, и лишь немногие на Западе знают, что о Ней сложены великие легенды, и осознают то место, которое Она занимает в сердцах китайцев, корейцев и японцев.

Образ  Гуаньинь можно увидеть в различных формах, каждая из которых открывает аспект ее милосердного присутствия. Эти изображения ставятся в домах и храмах.  Она сидит или стоит на цветке лотоса, или же лотос находится у Нее в руке либо где-то поблизости. Лотос, символ чистоты, несомненно, является одним из самых важных символов буддизма. В одной руке Она обычно держит четки (символ, наличествующий почти у всех форм Гуаньинь), в другой руке — сутру (обычно считается, что это Лотосная Сутра) или вазу. Лотосная Сутра символизирует источник Ее сил и сострадания, ваза — Ее сострадание, изливающееся на весь мир.  Так же ее изображают с ивовой веткой — способность сгибаться под натиском самых яростных ветров и штормов и вновь принимать исходное положение (этот принцип также присутствует в буддизме Махаяны и в Лотосной Сутре). Ива — древний китайский символ женственности и вполне естественно приписывается Гуаньинь. Часто Гуань Инь можно узнать на изображении «Покровительница детей», где она изображается с ребёнком на руках, у ног, или на коленях, либо с несколькими детьми, стоящими вокруг неё.

Бодхисаттва Гуаньинь также известна как бодхисаттва П’ю-т’о-Шан — владычица Южного моря и покровительница рыбаков. В этой роли она изображается плывущей по море, сидя или стоя на лотосе или на голове дракона.

Подобно Авалокитешваре, её также изображают с тысячью рук и разным числом глаз, кистей и голов.

 

 Легенда Гуаньинь и тысяча рук

Одна буддийская легенда описывает, что Гуаньинь поклялась не знать покоя, пока все живые существа не будут спасены.  От стараний постичь нужды столь многих её голова раскололась на одиннадцать частей. Будда Амитабха, видя это, наделил её одиннадцатью головами, чтобы слышать крики страдающих. Тогда Гуаньинь попыталась дотянуться до всех нуждающихся в помощи, но обнаружила, что её руки разрываются на части. И вновь Амитабха пришёл на помощь и дал ей тысячу рук.

 

Легенда Мяо Шань

Широко распространено мнение, что Гуаньинь воплощалась третьей дочерью Мяо Чжуанъяна из династии Шу, правителя северного китайского царства, жившего примерно за 700 лет до н. э. Согласно легенде, девушка исполнилась решимости посвятить себя религиозной жизни и, вопреки по-велению отца и просьбам друзей, отказалась от замужества. В конце концов, ей было позволено поступить в женский монастырь. Здесь по приказу своего отца она была поставлена на самые грязные работы, что никак не охладило ее пылкую любовь к Богу.
Разгневанный ее набожностью, император приказал казнить свою дочь, но когда меч коснулся ее, то разбился на тысячу частей. Тогда отец повелел повесить ее, но когда ее душа оставила тело и сошла в ад, то превратила его в рай. Перенесенная на цветке лотоса на остров Путо, возле Нимпо, она прожила девять лет, исцеляя больных и спасая моряков от кораблекрушения.
Говорят, что однажды, когда до нее дошел слух о болезни отца, она срезала плоть со своих рук и использовала как лекарство для спасения его жизни. В благодарность он приказал создать в ее честь статую.

 

Многие скульпторы и художники брали образ Гуаньинь, как вдохновение для своих работ. В том числе и Николай Константинович Рерих.

Художник же изображает свою героиню как реальную женщину восточного облика, без нимба, сидящую у водоёма в окружении высоких гор. В картине всё иносказательно. Как зеркало озера может отражать сияние небес, как всплески скал — ритмы Вселенной, так и душа женщины — музыку надземных сфер. Слышимая ей одной, она под её пальцами начинает звучать и для других.

На Востоке верят, что музыка является действенной силой, что она, раскрывая сердца и направляя по космическому пути Дао, способна избавить от страданий и череды человеческих перевоплощений.

Н.К.Рерих пишет:«И на Востоке и на Западе лик Великой Матери-женщины есть мост полного Единения. Радж-Раджесвари — Всемогущая Матерь. (…) И когда Запад говорит о Сторучице православной церкви, то она есть иной аспект образа многорукой, всепомогающей Гуань-инь. Когда Запад говорит с почитанием о золототканом платье итальянской Мадонны и чувствует глубокое проникновение картин Фра-Анжелико, а мы вспомнили о символах Всеокой, Всезнающей Дуккар. Вспомнили о Всескорбящей.

Вспомнили о многих образах Всепомогающей и Вседающей. (…) Образ Матери Мира, Мадонны, Матери Кали, Преблагой Дуккар, Иштар, Гуань-инь, Мириам, Белой Тары, Радж-Раджесвари, Ниука — все эти благие образы, все эти жертвовательницы… как добрые знаки единения. И каждая из них сказала на своём языке, но понятном для всех, что не делить, но строить нужно. Сказала, что пришло время Матери Мира».

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх